Хижина полярного отшельника
Хижина полярного отшельника

Хижина полярного отшельника

«Люди, у которых вся жизнь проходит на диване чаще других спрашивают, зачем нужны экстремальные путешествия Федора Конюхова. При том, что для многих из нас проблема просто решиться пойти к стоматологу. Многие годами не решаются на смелость открыть свой собственный бизнес. Кто-то десять лет с понедельника собирается сесть на диету. Кто-то робеет девушке предложение сделать.

Посмотрите на этого удивительного человека, который в одиночку на весельной лодке не боится идти через океаны или лететь на высоте 10 километров на воздушном шаре вокруг Земли? Или способен преодолеть страх и остаться в полном одиночестве на Северном полюсе посреди голодных белых медведей. Разве это не пример силы духа и решительности для всех нас? Разве это не вдохновляет преодолеть свои страхи, взять себя в руки и совершить в своей жизни какой-то важный поступок?»

фото Оскар Конюхов_На пороге.jpg

«Нужно понимать, что, окажись ты в одиночку на Северном полюсе с палаткой, продуктами, всем необходимым, помрешь от страха на второй день», – Владимир Семенович Чуков, президент экспедиционного центра «Арктика».
Упруго-напряженный каркас из легированного авиационного алюминия, многослойный синтетический тент с эффектом самозатухания при поджоге, печь длительного горения со складным конвектором, которая может на одной зарядке топлива работать до 15 часов к ряду, распашная дверь с автоматическим закрытием — вот так в общих чертах в 21-м веке выглядит «красная палатка» полярника. Это все очень сильно отличается от той печально известной «красной палатки», в которой когда-то в 1928 г. ютились выжившие участники экспедиции Умберто Нобиле. С той исторической палаткой итальянских полярников их объединяет, пожалуй, только цвет.
фото Сергей Горшков_Федор Конюхов внутри СП-2021.jpg

«На торце палатки мы врезали огромное панорамное окно, чтобы у полярного отшельника был хороший обзор, и он смог бы вовремя заметить приближение белых медведей. И для того, чтобы можно было наблюдать окрестные пейзажи, перенося их на холст. Небольшие окна по периметру, чтобы контролировать подходы к палатке со всех сторон. В районе изголовья кровати — специальные окна, через которые можно было бы быстро оглядеться, если начнет ломаться лед. Куда бежать? В какую сторону пошла трещина? Чтобы определиться будет всего минута.

Впервые в нашей практике мы реализовали мою идею „отапливаемого спального модуля“. Идея основывается на тезисе, что ночью человек во время сна занимает ограниченное пространство. И не требуется отапливать весь жилой объем палатки. Правильнее будет создать „комнату в комнате“, некий „большой спальный мешок“, внутри которого установлена печь длительного горения. В режиме тления печь может выдавать небольшое количество тепла, но много часов кряду. На всю палатку этого тепла зимой будет маловато, а для отопления „спального модуля“ будет вполне достаточно. При этом кровать мы подняли выше, чтобы лежанка оказалась на высоте 800 мм. Так мы получили под кроватью много места для хранения, а сама лежанка днем может служить просторным рабочим столом.

Стены „спального модуля“ мы сделали 3-слойными. Между двух слоев ткани — утеплитель с закрытыми порами. Внутри спального модуля поддерживается режим „искусственной ночи“, чтобы нормализовать сон во время арктического полярного дня.

Учли постоянную потенциальную опасность провалиться в трещину во льду или упасть в пресное озеро и намочить одежду. Для этого сделали внутри палатки много подвесных полок для просушивания мокрых вещей. А над печью установили прочную складную сушилку. Мне пришлось специально переработать и модернизировать для Федора Филипповича распашной дверной узел. Обычно на наших зимних отапливаемых палатках это блок из двух распашных дверей. Одна дверь открывается вовнутрь, а другая наружу. Но с учетом того, что подвижка и разлом льдины всегда происходят неожиданно и стремительно, нужно было предусмотреть экономию каждой секунды при эвакуации. На практике у полярника, может быть будет и больше времени, но нужно понимать, что я как автор проекта обязан закладывать всегда худший сценарий развития событий, чтобы избежать негативных последствий».

 

«Уникальным техническим новшеством стал утепленный кожух на дымоход. Печь, которая использовалась на станции — это уже проверенная годами твердотопливная печь МегаСогра. Она уже давно стала настоящим хитом для охотников, рыболовов, геологов. Отказ от шумных дизель-генераторов в пользу дровяной печи, позволил создать на дрейфующей льдине условия тишины. Что благоприятно для акустических сейсмических исследований. Но в данном случае, что касается экспедиции на Северный полюс, нужно было обеспечить максимальную экономичность по топливу. Так как расстояние от Мурманска до Северного полюса, на минуточку, — 2400 км. Никто на помощь быстро не придет и запас топлива не пополнит. Рассчитывать приходится только на себя и на свое снаряжение.

Это означает, что топливо надо расходовать экономично. То есть печь в основном придется держать в режиме длительного тлеющего горения. При этом дымоход остывает, и внутри создаются условия для возникновения „точки росы“. Как следствие — неприятный запах формальдегида, из-за потеков конденсата. Поэтому мы были вынуждены бороться с этой технической проблемой и изобретать тепловой кожух на дымоходе. Который был бы легким, не горчим, удобным в монтаже. Понятно, что уже давно изобретены сэндвич-дымоходы. Но это не „палаточное“ решение. Они тяжелые и внутрь печи их не упакуешь при транспортировке. А эта, так называемая, „Палатка Конюхова“, это решение, в том числе, для забросок в отдаленные арктические регионы при помощи авиации.

Для того чтобы наша палатка Р-436 внутри всегда была сухая, был спроектирован специальный легкий быстросборный „подиум“ высотой 250 мм. Это помогло защитить станцию от пресноводных озер „снежниц“, которые разрастаются на поверхности льда на Северном полюсе в летний период. Этот подиум и теплоизолированный пол палатки обеспечили условия, когда снег внизу под отапливаемой палаткой не нагревался и не плавился.

Мне теперь приходится часто объяснять людям, зачем была нужна вот эта одиночная дрейфующая полярная станция. Зачем вообще Федор Конюхов делает то, что делает. И я могу перечислить целый ряд аргументов, зачем это нужно. Например, мы специалисты занятые конструированием отапливаемого быстросборного мобильного жилья, благодаря подобной экспедиции получаем ценный практический опыт эксплуатации наших проектов в условиях автономной эксплуатации на снегу, на льду, в режиме максимальной экономии топлива.

Все технические нюансы, аспекты нашей продукции проходят реальную полевую проверку, чтобы потом подобные же „Палатки Конюхова“ служили верой и правдой в другом месте другим людям. Тем же самым геологам, нефтяникам, археологам, спасателям, военным. Особенно с учетом интереса к освоению арктического региона в интересах России создание надежных отапливаемых палаток — это важный не только технический, но и государственный и даже политический вопрос. Кто лучше всего испытает изделие на практике и даст свои рекомендации и оценки, если не человек, который всю жизнь совершает экстремальные путешествия? По мне так даже странно спрашивать, зачем нужны такие экспедиции. В них проходит самая верная и надежная апробация технических новинок, касающихся разработки нового передового арктического снаряжения».

Источник

Поделиться в соцсетях:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *