Как мы решили начать все сначала и почему не удалось: две истории
Как мы решили начать все сначала и почему не удалось: две истории

Как мы решили начать все сначала и почему не удалось: две истории

Как мы решили начать все сначала и почему не удалось: две истории

Как мы решили начать все сначала и почему не удалось: две истории

«Мне было важно избавиться от чувства вины, с которым жил все эти годы»

Алексей, 38 лет

«Мы познакомились с Анной еще студентами. Вспоминаю это время как бесконечную счастливую полосу, похожую на взлетную, когда самолет набирает скорость и внутри тебя — ожидание приключения.

На выходные она часто уезжала навестить маму, а на обратном пути я встречал ее на вокзале. Я родился и всю жизнь прожил в этом городе, тысячу раз видел этот вокзал, он ничем не казался примечательным. Но в те минуты становился новым, удивительным местом. Она щурилась, пытаясь выхватить меня из толпы ожидающих, и бежала навстречу. Через много лет, когда у меня родился первый ребенок и однажды так же побежал ко мне, я вдруг неожиданно узнал это чувство.

Мы были молоды, и первые конфликты давались нам нелегко. Главное испытание ждало после окончания университета. Анна хотела вернуться в свой город, чтобы помогать матери. Я же не хотел уезжать. Эти разногласия накаляли отношения, мы стали часто ссориться.

Перед тем как снова уехать домой, она в сердцах бросила мне, что мы больше не вместе. На следующий день я один отправился на вечеринку и познакомился с той, которая потом стала моей женой.

Ничего серьезного между нами в тот вечер не было — пара поцелуев. Во мне просто взыграла обида. Но нас видели вместе. Анна, вернувшись, об этом узнала, что привело к окончательному разрыву. И я стал встречаться с другой девушкой. Сначала — чтобы забыть Анну. Но постепенно обнаруживалось, что у нас много общего.

Моя новая подруга проявляла деликатность и такт, не торопила, хотела, чтобы мы были вместе. Наши отношения закончились свадьбой, и Анна оставалась тяжелым воспоминанием, которое я пытался стереть.

Вскоре мне как молодому ученому предложили работу в одном из зарубежных университетов. Мы с женой поехали вместе. Через год родился первый сын, через три года — второй. Жена не побоялась поддержать меня, когда я решил из сферы науки перейти в бизнес-консультирование и начать свое дело.

Я тогда много работал, перелеты на другой континент почти каждую неделю стали нормой. Дела компании шли все лучше, мне казалось, жена мной гордится.

Однако через восемь лет, в день рождения нашего старшего сына, она неожиданно объявила, что уходит. Сказала, что больше не любит

Расставание далось мне тяжело. С детьми я виделся теперь по графику. Чувствовал себя преданным, разлученным со своими мальчиками. Через полгода немного привык к новому течению жизни и невольно стал возвращаться к прошлому, часто вспоминал Анну.

Я нашел ее контакты через друзей и написал. Сообщение было коротким — не знал, как она отнесется к нему. Анна ответила мне почти тут же. Мы стали переписываться. Она тоже была в разводе. Договорились о встрече, и я прилетел в родной город. Мы говорили с ней весь вечер, и я почувствовал, что не хочу улетать. Я поменял билет и остался с ней еще на пару дней. Между нами начиналась новая история, мы оба это понимали.

Мы стали бесконечно летать друг к другу. После тяжелого развода и ощущения собственной ненужности я чувствовал себя как в юности, когда все впереди. И сейчас понимаю, для меня было важным избавиться от чувства вины, которое подспудно жило все эти годы. Я был счастлив и спокоен. Познакомил Анну со своими мальчишками, между ними завязались прекрасные отношения. И все шло к тому, что она переедет и будет жить со мной.

А через полгода мы поняли, что оба не готовы к этому шагу. Я почувствовал, что мне именно сейчас нужно время, чтобы пожить одному, многое переосмыслить. Но в этот раз не случилось болезненного разрыва, который мучает ощущением недосказанности. Мы по-прежнему пишем друг другу, делимся впечатлениями, хотя и не часто, уже как друзья. И, наверное, что бы ни происходило, между нами никогда не исчезнет этот невидимый мостик».

«Я поняла, что не хочу быть просто другом»

Алина, 40 лет

Мы познакомились незадолго после того, как у Юры не стало матери. Невзирая на это, в первый наш год мы были счастливы. Наверное, наши отношения позволяли ему справиться с горем. Но рано или поздно пришлось встретиться с тем, на что он закрывал глаза, — отец не смог пережить эту утрату и все больше пил.

Юру это сначала приводило в состояние злости, потом подавленности. Вслед за матерью он терял второго близкого человека и все больше замыкался в себе. Перестал видеться с отцом. Со мной почти не разговаривал. Когда мы вместе гуляли с собакой или ужинали, мог не произнести ни слова. Если я пыталась завести разговор, его это только выводило из себя.

Я понимала, что у него начинается депрессия, но не могла помочь. Я уже и себя переставала чувствовать живой. Казалось — мы тонем вместе. Устала жить в слезах, в его молчании, и сказала, что ухожу. Это впервые вывело его из состояния безразличия. Он просил меня передумать, обещал, что мы изменим наши отношения. Все будет как прежде. Я в это не верила и не находила в себе сил бороться.

Так случилось, что у нас не было общих друзей, социальные сети в то время еще не были активно развиты, и я ничего не знала о его жизни. На год я уезжала работать в другую страну. Вернулась. Пережила любовь и новое расставание. Думала ли я о Юре? Конечно, очень часто.

Мы встретились через два с половиной года, совершенно случайно. Был морозный январский день. Я вышла из книжного и остановилась у светофора.

На противоположной стороне улицы заметила знакомую фигуру. Его взгляд тоже выхватил меня из толпы. Он очевидно рад был меня видеть

Неловкости, которая могла бы быть в такой момент, между нами не возникло. Юра тут же поинтересовался, что за книги я купила. Улыбнулся тому, что мне по-прежнему дорог известный нам обоим автор. «Что-то остается неизменным, и это прекрасно», — сказал он. Я торопилась домой, и он предложил встретиться через пару дней. Пригласил на ужин в наше любимое когда-то место.

Он ждал меня у стойки бара. Когда я приблизилась, в его глазах читалась неподдельная радость. Такой открытости между нами не было все последние месяцы наших отношений. Он рассказал обо всем, что пережил и чувствовал. Когда мы расстались, ему стало еще хуже. Вариантов было только два — окончательно пойти ко дну или что-то начать со своей жизнью делать. Ему удалось выбрать второе.

Юра пошел к психотерапевту. Сказал, что к тому моменту не было сил даже встать с кровати и работать. Да и работу он потерял. Терапия давалась тяжело, он назвал это настоящим путешествием во все закоулки своей жизни. Прерывал сессии, но в конце концов возвращался.

Он не стал, по его признанию, другим (хотя напротив сидел человек, которого я не узнавала), но это помогло ему выплыть. Постепенно появлялся вкус к жизни. С другом они задумали и начали свое дело, связанное со строительством.

Юра сказал, что у него никого нет. Все это время он любил меня. И продолжает любить. В тот вечер мы вернули наши отношения. Мы были вместе три месяца и стали друзьями, понимание между которыми почти безусловно. И все-таки постепенно я ощущала, что не могу поймать прежнюю волну, которая связала нас четыре года назад.

Это невозвратимо. Я не люблю его так, как хотела бы. А просто другом быть не хочу. Я призналась ему в этом. Это было больно, но он понял меня. Больше мы не виделись.

Источник

Поделиться в соцсетях:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *